ГЛАВНАЯ  ОБ АВТОРЕ  НОВОСТИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ  КОНТАКТЫ  КАРТА САЙТА  КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ В ВУЗ  

 

 

 

Я прокладываю путь

Он наломал ивовых веток и, связав их в пучок, стал, остервенело водить этим жестким мочалом по запавшему боку. Тер, водил до изнеможения, до пота, а лось хоть бы встрепенулся, только стонал. И все тише, все невзрачнее становилось его дыхание в сыром тусклом воздухе зимней оттепели.
—        Тоже, сыскал себе няньку! — заворчал Николка и тут же сплюнул: — Нянька и есть, да еще со стажем! Ведь я еще сызмальства возился с вашим братом, выручал...
И ему вспомнились далекие-далекие годы босого мальчишеского детства.
Однажды грозное водополье накрыло луговые травы, непроходно-чащобные леса, и гибли зайцы и полевки, лисицы и горностаи, ежи и белки. Но пуще других бедовали лоси — властители чащоб. Они путались в кустистой непролази, плавали в прибылой воде, пока не лишались сил. И тогда жители Николкиной деревни, все от мала до велика, начали вязать плоты и спускать их в воду — на радость зверью... Ох, сколько его набиралось на эти спасительные пристанища! Зайцы и змеи, ящерицы и полевки— все ютились в добром соседстве, все были родней но несчастью. А однажды Николка увидел на плоту лося. В гордом одиночестве, вытянув чуткую морду, он стоял, худущий, на палкообразно расставленных ногах; по он был жалок, до слез одинок, и Николка уговорил отца сесть в лодку и поплыть за лосем. И они добрались до него и, наперекор сильной волне, дотянули илот до берега. И разве ж забыть, как взбрыкнул лось и с хрипом радостно-ликующим сиганул в лесную суховейную тишь Закерженья!..
Вдруг точно молодой весенний свет хлынул в трясинные глубины темной и постаревшей Николкиной души. И, озаренный, он вздрогнул и с тупым недоумением, почти с ненавистью, взглянул на спои грубые безжалостные руки, которые не терли, а скорей раздирали прутяным пучком запавший лосиный бок, даже, кажется, вмяли его еще больше. И он ужаснулся тому, что замыслил: спасти бездыханного коченеющего зверя ради его же будущей гибели!
«Но как же это так,— теперь недоумевал он, в нежданном озарении добрых воспоминаний, душевно размягченный какой-то солнечной теплынью, — наверно, дыханием той далекой весенней поры. — Куда же во мне девалась жалость человеческая?.. Или я сам уже зверем стал?..»

Сашу позови Всероссийская премьера Мои друзья Иди иди Молодые красивые Она не носит Конец света Люблю тбея Экономия на уколах Она живет далеко 

 
   

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом