ГЛАВНАЯ  ОБ АВТОРЕ  НОВОСТИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ  КОНТАКТЫ  КАРТА САЙТА  КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ В ВУЗ  

 

 

 

Солнышко взошло

Его длинная узкая лодка шла медленно и опасливо, под глухую стукотню моторчика, а он сам только изредка позади себя пошевеливал левой рукой — правил рулем — да чуть приметно клонил голову с боку па бок: приглядывался к плывущему сору, к сопливым кувшинкам, которые и обозначали теперь, при тумане, верное речное устье.
— А вон, кажись, солнышко взошло! — вдруг сказала- пропела женщина, и лишь тогда Автомобиль оторвал от воды сосредоточенный взгляд и посмотрел вверх.
Да, где-то уже всходило солнце! Белесая мгла, еще недавно напластанная над головой, теперь тепло зажелтела в глухой выси, точно прижженная невидимыми лучами; даже можно было заметить, как колебались ее слон — и вдруг тонко вытягивались, разрывались, свертывались...
Весь туманный призрачный мир стал сворачиваться в рыхлые клубы и медленно всплывать в просветленную высь, чтобы затем растаять подобно холодному беззвучному дыханию; а на смену ему уже являлся другой мир — земной, реальный. Он то подступал к лодке бурой щетинкой осоки, то подплывал каким-нибудь островком с воткнутой в него мачтой-жердиной — печальной памятью былого остожья, то резко прочерчивался угольной чернью мокрых голых деревьев и возвещал о себе вороньим карканьем. Автомобиль насторожился. Меж его палкообразно вытянутых ног лежало ружье; слыша голодное разбойничье карканье, он подхватил ружье свободной правой рукой, в то время как левая продолжала управлять рулем. И когда с ближней вербы встрепанная, злая сорвалась ворона, он выстрелил навскидку — и ворона, кувыркаясь, рухнула вниз.
Во как мы ее! — победно-громко оповестил Автомобиль и сбоку веселым шальным глазом быстро глянул на женщину. Но та, оглушенная выстрелом, уже ничего не слышала, не понимала. Лицо ее съежилось от испуга, как бы втянулось под сползший платок и крохотно белело в глубине; зато глаза были огромны и темпы, без блеска. Они с диким испугом взирали на Автомобиль, но его, кажется, не видели.
Ну что испугалась, дурочка?! — прикрикнул лодочник.— Да будет тебе известно: я, отпетый молоковоз, еще и в охотничьих инспекторах числюсь. Мне, согласно высшему приказу, надо за лето истребить двадцать пять ворон. Ни больше, пи меньше! А то они, разбойники, утиные гнезда разоряют, и благородной птице от них житья нету.
Из темных глаз женщины вдруг хлынул такой сильный, потаенный свет, так лучисто и кротко проглянула из них успокоенная душа, с такой проникающей куда-то в глубины чужой души ласковостью, что Автомобиль вздрогнул. Ему стало казаться, что где-то, когда-то он видел эти удивительные глаза.
А ты сама-то... Ты не из выселенцев будешь сама- то? — спросил Автомобиль.
Да, да, я — заболотская,— откликнулась женщина.
Как же зовут тебя?
Полиной...
Автомобиль невольно подался назад, зажмурился... Это простенькое имя будто молнией полыхнуло — и сразу озарилась мглистая память, сразу вспомнилась заболотская молодость и свет-отрада ее — Полинка.
Была Полинка румяная, кровь с молоком, крепконогая и грудастая в свои шестнадцать лет, с косой толстой, тяжелой, будто прикипевшей к спине, с кротким и ясным взглядом под пушистой соболиной бровью — самая баская девка во всем Заболотье. Как и Автомобиль, она жила в Поместове, маленькой деревушке; их избы стояли рядом, и это соседство сдружило их, одногодков, с детства. А когда они подросли, вольная простота их ребячьих нравов сама собой сменилась сдержанной молодой привязанностью. Вместе, бывало, они отправлялись копнить и стоговать сено, шли рядом, и частенько их грабли позади сцеплялись зубьями, что, по уверению стариков, служило доброй приметой.
О, эта упоительная, дружная работа на каком-нибудь дальнем лугу, при росистом холодке, под скулящее пищанье вспугнутого кулика! Она, Полинка, встрепанная, в съехавшем платке, пропыленная сенной трухой, ловко топчется па стогу, тут же и граблищем приминает утробно вздыхающее сено, а он сам, ломкий в поясе, длиннорукий, в подвернутых штанах и вылезшей домотканой рубахе-косоворотке, все кидает, забрасывает к ней на тряское верховье целые копны...
Он уже уморился: и в пояснице ноюще-приятная боль, и руки отекли, и в глазах муть от натекшего нога. Но пока солнце томится за лесом, пока обдает из западинки-низины россным холодком — нет думки об отдыхе. Лишь иногда разве Автомобиль помедлит — рукавом оботрет мокрое пылающее лицо да ненароком, в эту блаженную минуту передышки, вдруг взглянет кверху и разглядит под платьем, в его сокровенной тени, белые, как молодая береза, Полинины йоги; и несказанная прелесть их ударит ему в голову сладким хмелем, и сердце забьется тревожно и тут же замрет в отрадной и стыдливой муке.

Расчет поточных линий периодического действия Пост регулировки углов установки колес  Начальные сведения об устройстве автомобиля Защита от поражения электрическим током  Автомобиль свирепо сдернул  Лежа на сене Рыбинское море Ему стало жаль себя Лодка неслась Как ты жила 

 
   

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом