ГЛАВНАЯ  ОБ АВТОРЕ  НОВОСТИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ  КОНТАКТЫ  КАРТА САЙТА  КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ В ВУЗ  

 

 

 

Что нибудь желаете

Тогда, оживая, зашумят дряхлые сосны на известковой вершине, всклубится белая пыль подобно отросшим кудрям сказочного богатыря, с треском расколется какой-нибудь камень на утесистом лбище, родив новую морщину — живую, раздумчивую; и тогда вдруг почудится: встрепенулся Молодецкий курган от глухого вековечного сна, и пригрезилось ему былое под шум взыгравшей волны и разбойный посвист буревого ветра...
Такое предание можно услышать в прикурганном селе Жигули.
Взял Степан Разин Самарскую крепостцу, потопил в Волге-реке всех бояр да начальных людей и стал на радостях бражничать.
Вдруг видит он: тащит есаул Черноус плененную боярышню. На ней зеленая распашница травушкой-муравушкой переливается, по подолу лисий мех стелется, рукава рубахи шелковой алеют ярче утренней зорьки, и по ним жемчуга пущены. Но краше всего сама девица-боярышня: глазок карий, коса до пят, грудь лебединая.
Эй, есаул! — окликнул Разин.— Где словил такую красу ненаглядную? Куда ведешь? Уж не мне ли в услаждение?
Нет, не тебе, батька атаман. Самому пришлась по сердцу.
Ой, отступись, есаул! Отдай красу-девицу на ночку, а там твоя навек будет.
Да горд, неотступчив был есаул Черноус: недаром богатого купецкого рода.
Лучше,— говорит,— убей меня, батька, только живым не разлучай с лебедушкой.
Призадумался Степан Разин, потом как тряхнет черными с проседью кудрями:
Врешь! Никогда баба не будет промеж вольных казаков распрю чинить!
Выхватил он из-за серебряной запояски кривую татарскую саблю и отсек лебедушке голову.
Вот,— смеется,— и спору конец!.. Али ты не согласный?
Ничего не ответил есаул Черноус, лишь взглянул исподлобья на веселого батьку атамана и отошел, унося в сердце злобу на него и тоску-жалость по молодой посеченной красе.
Еще три дня и три ночи бражничал Степан Разин в Самарской крепостце — без роздыха, во всю сласть души веселился-буянил после долгих ратных побоищ, а на четвертый день сказал ему, до смерти охмелевшему, брат Фролка:
Синбирск надо воевать немешкотно, не то в вине и разгулиях все холопьи вольности потопим.
Вмиг протрезвел атаман:
Твоя правда, брателко! Снаряжай струги!
Днем отплыли вверх двести стругов — черных, в смоле вываренных. Непогодилось по-осеннему: дождь да ветер верховой, волна мутная, с прискоком.

Кое что случилось Неловкая ситуация Ровно через час Нам повезло Уходите Уходите Мужской аромат Убивал время Надо придерживаться традиций На земле Кто то разыграл по нотам 

 
   

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом